китайский календарь
на главную
авторыразмышленияпутешествияфотоальбомчайные церемонииновости

На Курской
(воспоминания Василия Савинкова о "Чайном клубе ИСТ")

Для меня каждое чайное пространство, в которое я попадал - это дом, место, стены со своей энергией, историей, к которым приходилось приспосабливаться, обживая и наполняя их. Дом графа Разумовского на улице Казакова 18, где в восточном крыле на 5 лет обосновался "ИСТ" - это необычное место, со своим двухсотлетним прошлым, широкое и просторное потребовало от всех такой же мощи и широты.
усадьба Разумовского
Я помню, как году в 1996 я часто ходил в театр "Сопричастность" по улице Казакова. И, проходя мимо старинной ограды, вглядываясь в тишину заброшенного и одновременно уютного, дышащего стариной особняка, я впускал в себя мысль о классном существовании в такой атмосфере.
Каково же было моё удивление и восхищение, когда, уже работая в чайной Эрмитажа, за обедом в "белом домике", Бронислав сказал, что у нас скоро будет новое пространство и стал объяснять где оно находится. Когда у меня это совместилось с реальным зданием, то как вспышка озарила моё сознание, и я сказал - что такого не бывает, и ещё долго ходил под впечатлением "случайности" судьбы. Это было осенью 2001 года.
центральная часть усадьбы
После "Эрмитажа" со своей камерностью, полуподвальностью, интимностью и загадочностью этот огромный особняк казался просто громадным. Побывал я там первый раз зимой 2002 года, когда после собрания Михаил Леонидович сказал: "Поехали смотреть!", и мы на двух машинах рванули по заснеженной Москве к новому...
Коридоры с вывесками "пловцы" и "лыжники" на дверях, оставшиеся от спорткомитета, бесчисленное количество пустых комнат, заваленных брошенными книгами и плакатами, от которых веяло советским учреждением. Огромный зал с колоннами (ставший кабинетом Бронислава), старинные сводчатые кирпичные потолки подвала (куда мы тоже забрались), ворота, львы перед огромным крыльцом - во всём чувствовался дух дома, поражавший своей масштабностью. Правда, и с нашей стороны были грандиозные планы - Институт Социальных Технологий (ИСТ), который должен был изменить жизнь всей страны к лучшему...
варю чай в "Небесной лодке"
А потом началась работа - работа по обживанию места!
Чтобы создать живое Пространство необходимо не только покрасить стены и повесить китайские фонарики. Это - наполнение его жизнью, идеями, движением.
"Зажигал" Бронислав - читая лекции по И Цзину, календарю, чаю, китайскому орнаменту. Приглашал различных интересных людей, устраивал семинары (помню интересный семинар "Деньги", собравший целую "Лодку" народа и вызвавший бурную дискуссию). Запускал издательские и Интернет-проекты (портал "Восток-Запад" по связи России и Китая). И просто пел под гитару на Чайных театрах.
новый 2004 год
Вообще идея театра, превращения клуба в игровое пространство, была одна из самой интересных. Юля Бурмистрова, Наташа Рыбальченко и Наташа Гончарова создавали проекты, пытаясь запустить импровизацию в стены клуба. Одним из результатов их труда стали названия комнат в Клубе: "Небесная лодка", "Аллея чайных ароматов", "Направляющий амулет", "Кабинет созерцания", "Нефритовая печать", "Пространство дракона и феникса", что уже смещало восприятие людей, попавших в клуб, в другую образную реальность.
Но не удалось полностью увлечь и зацепить ими весь клуб, чайную... Может, люди не были готовы, может, большие пространства создавали трудности коммуникаций, где каждый был отдельно, а не как в маленьком Эрмитаже, где всё делали вместе.
Хотя последующая жизнь чайной подтверждает пророщенность этих идей. Вспомнить хотя бы Илюху, ходившего по пространствам в странных нарядах, с пришитым белым диском на шапке, поющего песни и всячески шокирующего цивильных людей вырвавшимся бранным словом. Да и сам помню то волшебное состояние, когда работа вдруг превращалась в поток радости, в игру, лёгкое, живое, зажигающее общение с гостями и стёбное отыгрывание взаимоотношений с партнёрами по чайному труду.
варю чай
Мы трудились в Чайной - создавая, нарабатывая в ней «чайную атмосферу». Чтобы создать мир расслабленности, спокойствия, наполнить пространство другим ритмом (в которое, лишь попав, человек чувствовал изменение скорости жизни), надо просто в нём много пить чая. Пить по-настоящему, внимательно, ритуально, создавая повторяющиеся совместные чайные действа: собрания сотрудников, лекции для стажёров, ежедневные чаепитиея в "час обезьяны", чаепитие в молчании, дегустации новых чаёв - это объединяло и собирало всех в едином движении.
Действо – действом, а жизнь – жизнью. Самым живым и тусовочным местом в Клубе была "полянка" сотрудников у гардероба. Здесь встречали гостей, присаживались знакомые, проходящие мимо, здесь наливалась чашечка чая "на дорожку"... И там же вечерами коротали время (первый год работы клуба почти не было гостей), делились открытиями, спорили, пели, рассказывали анекдоты, читали стихи - жили чайные люди!
Я помню один вечер в первый год работы клуба, когда уселся варить у окна свежий чай, по настоящему, внимательно - и всех накрыло сначала тишиной, а потом Катя Дикарева стала рисовать Женьку Стеш - и все присоединились, и каждый выразил, как мог свой внутренний мир на бумаге. Эти рисунки ещё долго висели на стекле над тем местом.
у гардероба
Мне нравилось приходить в этот первый год один-два раза в неделю из переполненного "Эрмитажа", маленького и плотного, и работать в "ИСТе". Всё внимание тогда было направлено на ИСТ, а мы самостоятельно трудились в Эрмитаже. И работа на Курской была как отдушина, как глоток свежего воздуха: почерпнуть новые знания, ощущения, расслабиться в спокойной обстановке, спокойно пообщаться с гостями, зная, что не ждёт ещё пяток незаваренных полян, попить чай с молодым поколением "чайников", показать, рассказать что-то интересное о чае, воспринять новое...
у гардероба с Белкой и Лисой
Новое поколение чайников ("поколение ИСТ") - было достойное. Притянулись разные люди, каждый со своим богатым внутренним миром, которым есть что сказать людям. Вася Жабин, плотно осевший в исследовательском отделе, стал для них кладезем знаний о чае, постоянно устраивая лекции и чаепития, обучая и воспитывая их. А живое общение с Сергеем Андреевым (начальником чайной), Илюхой и мной (его помощниками) приносило живое начало в чайное мастерство. Короче, сложилась хорошая команда работников чайной: Сергей Кошеверов (Хризолит), Денис Ковешников, Юлиан Шильников, Мулан, Ольга Никитина (Пасюк-Белка), Женя Стешенко, Саша Кшенников и периодически приходящими и исчезающими людьми.
Вообще держать команду было очень тяжело, я всеми частями противился новым людям, подсознательно понимая, как сложно и долго воспитать чайного человека. А каждому новому поколению всё труднее и труднее передать что-то внутреннее, главное, наработанное. Они приносят что-то своё, но совсем другое, неосознанно изменяя старые основопологающие идеи. Я тоже делаю так же, по-своему интерпретируя идеи старших, но каждые следующие люди становятся всё дальше...
Я остаюсь сторонником собранной, цельной, стабильной команды - в ней сила!
Люди - самое главное, они удерживают и проводят идеи, зажигают, творят,
и их нужно ценить и уважать!!!
5.05.05 - день рождение клуба
Конечно же, ИСТ - это праздник!
Идея Бронислава праздновать китайские праздники, которые соответствуют годовым сезонным процессам, давала хороший повод собирать народ и устраивать различные мероприятия: красочная варка чая, концерты живой музыки, чай на костре на улице под каштаном, гадания и т.д.
Особенно отмечали Новый Год. На китайский новый год 2004 (обезьяны) в клубе всю ночь гуляло около 200 гостей! Не хватило гардероба - одежда лежала большой горой на поляне перед ним. А на 2005 год была устроена "Аллея чайных мастеров", где каждый "чайный мастер" ИСТа готовил чай в своём пространстве, создавая свою атмосферу, близкую ему: Дэн - чай под гитару, я - чай в молчании, Юлик - под философские разговоры, Хризо и Белка - под музыку и фотки на большом экране. А под утро Серёга Андреев устроил оставшимся Чайчжоускую чайную церемонию.
Часто праздник заканчивался на улице сваренным на костре чаем, под бой барабанов. Сначала варили в казане, но однажды я его уже готовый перевернул в костёр, и с тех пор варил в большом железном чайнике. Живой огонь, крепкий чай, ночное небо, шум песен и музыки, а потом тишина - романтика!
Большие мероприятия потребовали других способов приготовления чая (уже одного- двух сваренных стеклянных чайников не хватало на 20-30 человек), и я помню, как первый раз решился на каком-то действе заварить чай в 5 литровом глиняном чайнике, казавшимся декоративным: половинка То Ча и три термоса для начала, а потом подливать - давала литров 15 чая. Этот способ, кстати, с успехом был использован на чайных фестивалях 2004 и 2005 годов на Красной площади, где за день удавалось напоить китайским чаем несколько тысяч человек.
на чайном фестивале 20 мая 2005
Весной-Летом 2003 года произошёл расход Бронислава с Мишей, с разделением пространств: Курская, более лёгкая и широкая, осталась ББ с его глобальными идеями, а Миша вернулся в наработаный и плотный Эрмитаж. Так же поделились и люди. Я - один из последних, кто работал в двух местах одновременно. Мне нравилась интимность и консерватизм Эрмитажа и вечные перемены Курской, но на двух стульях усидеть невозможно и, вернувшись из летнего Крыма, Мишей был поставлен перед выбором. Жажда свободы или желание лёгкости и нового толкнуло меня в ИСТ. Не знаю, что было бы, если бы этот вопрос поставил Бронислав...
Конечно, можно понять людей, которые стремятся к разным целям, им трудно быть вместе, но красивая была конструкция - взаимодополняющая: основательный Михаил Леонидович, как мощь и сила Земли, и изменчивый, генерирующий идеи Бронислав, как Небо.
Расход тяжело сказался на клубе "ИСТ", у него как будто выбили основу из под ног, его мотало из стороны в сторону в поисках нужных форм и средств для осуществления множества проектов - и это были трудные времена. Когда от Чайной требовали непонятно что, и никто не знал, как это сделать. Мы, как могли держали чайные пространства, старые эрмитажевские традиции, но весной 2004 года я первый раз ушёл из клуба - я люблю спокойствие...
под каштаном с Томой и Ильёй
Потом летом 2004 года Бронислав передал руководство клубом Сергею Мстиславскому, перестал вмешиваться в работу чайной, стал заниматься более глобальными своими идеями: издательство, переводы, социальные и общественные проекты. И уже многие новые чайники даже не знали, кто этот странный человек идущий по коридору, не говоря уже об общении с ним. Мы стали вариться в собственном соку. И хотя Мстиславский привнёс некоторую ясность и спокойствие в работу клуба, позицианируя себя как продолжателя старых традиций, собрал совет ВЧД для сплочения опытных мастеров (куда вернулся и я), но жизнь клуба потеряла всякую загадочность и волшебство. Дух ушёл, осталась форма. Коммерция плавно втекла сначала в организацию мероприятий, потом в обучающий процесс, затем захватила сайт - превращая всё в рутину и обыденность (праздники стали похожи друг на друга, мероприятия банальны, сайт красивый, но не живой). Чайная держалась долго, воюя, отстаивая свои принципы свободы, но борьба лишает силы, и в какой-то момент думаешь, за что ты борешься? Можно конечно тихонько спрятаться и заниматься чайным разделом сайта (http://newtea.east-club.ru/club/tee.htm), что я делал пытаясь собрать всю имеющуюся информацию о чае. Но осенью 2005 года после красивой акции в центральной разрушенной части усадьбы (фотовыставки "Deep Trip") я с радостью откликнулся на предложении Ильи о новой работе. Он же ещё раньше, умирая от скуки, перестал работать, и искал новые сферы применения.
с Мулан в Лодке 2007 год
"Чайный клуб ИСТ" принёс мне много интересных знаний и приятного общения, большой опыт руководства людьми (умение не заставить, а зажечь людей на общие действия), научил быть более гибким и принимающим новое, разрушая врождённый консерватизм и приобретённые стереотипы. И главное - осознание того, как быстро Волшебное может превратиться в Популярное, а любимое дело - просто в работу...

Василий 11.08.2007

www.Renzi.ru
счетчик посещений contadores de visitas singlesnet .com
Водяные Крысы